Wednesday, July 15, 2015

Переименовать нельзя сохранить

http://novosti-n.org/analitic/read/2092.html


Недавно николаевские СМИ сообщили, что «по просьбе трудящихся» площадь Ленина будет переименована в Соборную площадь.

Не понаслышке знаю, что уже сегодня в городе работает группа активистов, готовящая массовое переименование улиц города. Мне довелось даже побывать на первом заседании этой группы по приглашению её участников и высказать своё мнение по данному вопросу.

Мне действительно не всё равно. Я люблю этот город и мне дорог в нём каждый камень, имя каждой улочки.

Когда городские власти сообщили о начале обсуждения вопроса о «возвращении площади Ленина исторического названия» я тоже не стоял в стороне и не молчал: неоднократно высказывался об этом на своей страничке в Фейсбуке. Но кто её читает? Разве что мои 100 друзей по Фейсбуку! Мне не удалось предотвратить переименование площади тем способом, как это было сделано. И, боюсь, не удастся самому предотвратить и переименование улиц города тем способом, которым это хотят сделать активисты. Только эта невозможность и заставила меня «взяться за перо».


Что было

Вслушайтесь в старые названия николаевских улиц, почувствуйте ихрезон:Рыбная, Привозная, Котельная, Сенная, Военная, Купорная, Слободская, Курьерская, Пограничная, Шоссейная, Католическая. Никаких имён, толькопредназначение!

Например улица Шоссейная (Фрунзе) еще с царских времен была замощена булыжником в отличие от многих окраинных улиц, где и по сей день дорога грунтовая и которые после дождя изрядно раскисают. Дело в том, что предназначением этой улицы было надежное и быстрое соединение двух важнейших транспортных объектов, расположенных в стороне от старого города: Варваровского моста и Николаевского (старого) железнодорожного вокзала.

Вдоль Шоссейной улицы, конечно же, селились люди (по два квартала застройки с обеих сторон улицы). До сего дня там стоят неказистые старинные дома типичной для XIX века архитектуры. До второй мировой войны этот район назывался «Дачи». Ведь он находился в стороне от старого города: по одну сторону был пустырь в районе нынешнего центрального рынка, по другую – пески (не микрорайон, а натуральные пески с дюнами, барханами и кустами колючек). Улицы, проходившие поперёк Шоссейной, именовались Поперечными (с 1-й по 9-ю).

Аналогично (по предназначению) именовалась улица Курьерская (ныне - Рюмина). Посмотрите на карту: ведь Курьерская, опять-таки, по самому короткому пути соединяла два важных объекта: старый железнодорожный вокзал, куда прибывал самый быстроходный по тем временам транспорт – поезда, и дом Главного командира Черноморского флота империи (в этом доме сегодня музей флота). По этой улице напрямик, на конях, галопом мчали курьеры, доставляя командиру флота опечатанные сургучом конверты с высочайшими указами и повелениями.

Улица Католическая (ныне - Макарова) именовалась так потому, что на ней и до сего дня стоит единственный в городе католический костёл.

Торговым духом старого николаевского базара дышат названия Привозная (Дунаева), Рыбная (Чкалова), Сенная (Буденного).

Никаких имён! Только предназначение!

Впрочем, были и исключения. Несколько исторических фигур все же удостоились чести, чтобы их имена были увековечены в названиях улиц. Например: Потемкинская. Ведь именно князь Потемкин, руководил освоением всего нашего южного края – Таврии. По его указу была построена корабельная верфь, был основан и наименован наш город.

Фалеевская получила название в честь главного строителя нашего города «Обер штер-кригс комиссара» Михаила Леонтьевича Фалеева.

Глазенаповская – в честь выдающегося губернатора фон Глазенапа.

О Глазенапе, пожалуй, следует сказать отдельно. Зададим себе вопрос, почему так: губернаторов в Николаеве за всю его историю было много, но в имени улицы увековечен только уроженец Лифляндии адмирал Богдан Александрович (Готлиб Фридрих) фон Глазенап? А ответ на этот вопрос таков: после поражения в Крымской войне 1853—1856 годов Российской империи было запрещено иметь в Черном море военный флот. Соответственно – строить военные корабли было нельзя. Верфи Николаева остановились. Инженеры, подрядчики, мастеровые остались без работы. Город влачил жалкое существование. Его стали покидать жители. Неизвестно, чем бы закончилось дело, если бы не Глазенап. Он обратился к императору с просьбой разрешить открыть в Николаеве коммерческий порт (до этого разрешалось иметь только военный). Император разрешил.

В кратчайшие сроки через Николаевский порт была организована торговля со странами Средиземноморского бассейна. Со всех окрестностей золотистыми ручейками в город потекло главное сокровище нашего края – хлеб. Позже для его хранения здесь был построен элеватор. Отсюда мощным потоком хлеб уходил за границу, превращаясь уже в настоящее чистое золото.

Хлебная торговля спасла Николаев! Город стал богатеть. Один за другим на центральных улицах росли купеческие особняки, те самые, которые и по сей день украшают наш город. Развернули свою деятельность банки, торговые представительства, адвокатские конторы. Появились иностранные консульства. Одним словом, Глазенап вдохнул в наш город новую жизнь. Он доказал, что Николаев – не только закрытый военный город, и даже не только город корабелов. Что город может прожить и без военного судостроения. Скажите, разве не достоин такой человек, чтобы его имя было увековечено в названии одной из улиц? Не знаю, что сделали для нашего города декабристы, именем которых сейчас названа Глазенаповская, но Глазенап сделал многое - он его спас!

Похоже, сегодня нам опять очень не хватает такого вот «Глазенапа».

В советскую эпоху всё изменилось. Улицы часто называли именами людей, которые никогда не жили в Николаеве, и ничего для него не сделали. Так в городе появились улицы Розы Люксембург и Карла Либкнехта, Плехановская и Чкалова.

Большевики не стеснялись называть улицы именами еще живых революционных деятелей, своими именами

В советскую эпоху город пережил несколько периодов топонимических потрясений.

Вначале – переименование улиц проводилось представителями новой власти, стремившимися поскорее избавиться от ненавистных им имён и названий эпохи самодержавия и увековечить имена марксистов и революционеров (нечто подобное город переживает и сегодня). Так, улица Потёмкинская была переименована в Плехановскую. Георгий Валентинович Плеханов никогда не бывал в нашем городе и ничего для него не сделал, но он вошел в историю, как первый русский марксист и этого было достаточно, чтобы увековечить его имя в далеком Николаеве. Улица Наваринская, названная в честь победы российского флота в Наваринском сражении 1827 года была переименована в улицу имени революционного поэта Маяковского.

Акимили Акимов?

Мотивы переименования улиц у каждого из активистов, ныне продвигающих эту идею, свои.

Кто-то хочет вернуть улицам их исторические названия, чтобы восстановить утраченный облик города, его своеобразный шарм.

Кому-то просто ненавистны имена Ленина и других революционеров (интересно, не мучают ли этих людей ночные кошмары от того, что они спят в своей квартире на проспекте Ленина? И не снижается ли дневная выручка у тех, кто торгует селёдкой на улице Дзержинского?)

Кто-то жаждет восстановить историческую справедливость. (Знакомый врач-психиатр говорил мне, что в кругу его коллег давно существует неофициальный диагноз «борец за справедливость», как разновидность психического заболевания). Впрочем, проблема справедливости всё же существует в топонимике города.

Говоря о восстановлении исторической справедливости, стоит привести, например, такой факт: в Николаеве есть улица Акима, но нет улицы Акимова. Кто же они, эти два человека?

Аким – имя не настоящее, как не были настоящими имена многих революционеров – большевиков: Ленина (Ульянов), Сталина (Джугашвили), Мартова (Цедербаум), Троцкого (Бронштейн) и многих, многих других. Это партийный псевдоним.

Настоящее имя этого человека – Пинхус Лейзерович Ровнер. Он родился в Николаеве, происходил из рабочей семьи. Работал на судостроительном заводе. Участвовал в революционных событиях в нашем городе. Был избран членом ЦК Компартии Украины. Участвовал в гражданской войне. В 1919 году погиб в бою под Одессой вместе с другим николаевским революционером – Чигриным при невыясненных обстоятельствах.

Акимов А.С. – выходец из солдатских детей, уроженец Харьковской губернии, царский инженер-судостроитель. С 1832-го по 1860-й работал в Николаеве, где построил 37 судов: фрегатов, корветов, бригов, шхун, яхт, тендеров. В 1843-м разработал проект 120-пушечного корабля «Три Святителя», построил одно из самых крупных в Российской империи кораблей – 130-пушечный винтовой паровой корабль «Синоп». Жил Акимов в г. Николаеве в собственном доме. Именно Акимов в 1827 году построил первый через Бугский лиман наплавной «Варваровский» мост. Этот мост воспет многими николаевскими краеведами и поэтами. И даже вошел в местный фольклор. С детства каждому николаевцу знаком шутливый стишок, под который раньше дети играли, купаясь в тёплых водах Южного Буга: «На Варваровском мосту мухи танцевали. Увидали паука – в обморок упали!».

Позже мост неоднократно перестраивался, разрушался и снова был отремонтирован. Он пережил бурные времена революций и двух мировых войн, его взрывали при отступлении сапёры Красной Армии. Мост отслужил нашему городу и его жителям «верой и правдой» 137 лет (1827 - 1964). Вот кто такой Акимов. Но улицы, названной в его честь в Николаеве нет. В знаменитой Интернет-энциклопедии «Википедия» - о нём ни слова. Есть лишь скромная мемориальная доска в районе старого Варваровского моста.

Что будет?

Сказать, что проблемы переименования улиц в Николаеве не существует вовсе, было бы неправдой. Поэтому, забегая вперед, скажу, что в принципе я не против переименования некоторых улиц нашего города и не против «активистов», стараниями которых только и делаются в городе любые дела (ибо остальным – всё равно). Я против способа, которым хотят это сделать! Против переименования в случае, если оно противоречит логике и здравому смыслу.

Вот, например, каким способом было принято решение о возвращении площади Ленина исторического названия? Под влиянием некой силы (то ли по настоянию «активистов», то ли по указанию «сверху») городские власти вынуждены были объявить о начале общественного обсуждения данного вопроса. Вынуждены, ибо в наше время ссориться с «активистами» и, тем более, не учитывать указания «сверху» - себе дороже.

Потом какое-то количество горожан направили своё мнение по этому вопросу в горисполком и он принял решение. Сразу же скажу, что я в таком обсуждении не участвовал из принципиальных соображений. Но есть ряд вопросов. Во-первых, сколько людей высказались? Скольких николаевцев взволновал этот вопрос? Сколько из них вообще знали, что такой опрос проводится? Ведь в нашем городе – полмиллиона жителей! И далеко не все из них читают газеты и имеют дома компьютеры. Поэтому, даже если бы собрали 50 тысяч отзывов – это было бы мнение всего лишь 10%. А как же остальные 90%? Уверен, им тоже не всё равно. Большинство из них об этом просто не знали.

Во-вторых, ставить вопрос: возвращать площади историческое название или не возвращать – некорректно. Следовало ставить вопрос вообще о целесообразности и своевременности такого решения.

Моё мнение по поводу переименования площади такое:

1.Это не ко времени! Не до того сейчас. Есть дела поважнее.
2. По данному вопросу следует проводить не только общественное обсуждение, но и последующее общегородское голосование. А то получится как в шутке: "Мы посоветовались и Я решил".
3. На сколько логично такое название в наши дни? Ведь не логично называть площадь Соборной, пока там нет Собора. Соборная без собора, это как сапожник без сапог. Если так, то тогда давайте сначала восстановим Собор, а потом будем принимать такое решение. Только в таком случае придется ответить еще на один весьма щекотливый для наших дней вопрос: собор какого именно патриархата имеется в виду? Ведь каков собор, такова и площадь. Загляните в историю нашего города и вы найдете ответ на этот вопрос…

Правда, некоторые пытаются «подогнать» новый смысл под старое название. Дескать, Соборная не потому, что там есть собор, а в том смысле, что это место сбора горожан. Некоторые даже пытаются увязать это название с соборностью Украины. Но ведь всем понятно, что это искусственная подгонка. Помните, как в детстве в вашем классе находились нерадивые школяры, не могущие решить задачку по математике и подгонявшие решение под ответ, дававшийся в конце учебника? Так и тут…

Кроме того, следует учитывать, что любое «возвращение» (в т.ч. исторического названия площадей и улиц) – это движение не вперед, а назад. Если уж нельзя предотвратить это массовое действо, то не лучше ли тогда предначертать будущее и не «возвращать» исторические названия площадям и улицам, а просто «переименовывать» улицы, давать им новые названия. Чувствуете разницу?

Несомненно, возвращение названия, например улице Глазенаповской, имеет смысл.

4. Переименовать площадь и поставить на старый пьедестал новую статую кого-то из старых героев? Кого? Потёмкина? Аркаса? Ведь исторические личности Николаева – все как один чиновники и военачальники Российской империи. Согласятся ли местные «ура-патриоты» увековечивать их имена?
5. Переименовывать площадь не определив её будущую идеологию, её «главную мысль» - это опрометчивое, поспешное действие. А, как известно, «кто спешит, тот …».

Надо понимать, что любая площадь имеет свою «идеологию», своё предназначение, свой архитектурный ансамбль. Нынешняя планировка площади Ленина совершенно не соответствует первоначальному замыслу «отцов города».

В XIXвеке это была главная, парадная площадь у здания городской управы.

Любого приезжего, въехавшего в город с через старый Ингульский мост и поднявшегося по Ингульскому спуску наверх, встречала грандиозная бронзовая фигура адмирала Грейга. Памятник Грейгу был такой высокий, что в Николаеве среди людей ходила поговорка о любом рослом человеке: «Высокий, как Грейг».

Окруженный старинными пушками, якорями и цепями бронзовый адмирал стоял прямо на перекрестке улиц Адмиральской и Соборной. Он был развёрнут лицом к реке Ингул и с высока поглядывал на любого, кто въезжал в наш город.

Двигаясь дальше по Соборной, приезжие очень скоро попадали в самое людное место в городе, где целыми днями шла бойкая торговля – старый николаевский Базар.

Как видим замысел строителей города был вполне определенным и понятным.

Всё изменилось с приходом большевиков. Адмиралтейский собор снесли, памятник Грейгу свергли с постамента.

Не буду утомлять читателей историческими перипетиями «мутации» Соборной площади в площадь Ленина. Скажу только, что современная площадь имеет совершенно другой замысел, другую «идеологию». С приходом большевиков она была предназначена новоявленными хозяевами города решать совершенно другие задачи.

Сразу бросается в глаза, что на огромной площади людям фактически негде стать, негде собраться. Всё пространство занято. Повсюду газоны (а по газонам, как известно, ходить запрещается), кусты, да не очень широкие проходы «крест на крест» (нечего вам тут собираться, проходи, не задерживайся). А в центре стоит (уже стоял) ОН – Владимир Ульянов (Ленин). На огромной площади горожане и по сей день «жмутся» на «пятачке» у проезжей части между площадью и мемориалом Ольшанцам.

Нынешняя планировка площади была предназначена для того, чтобы областные руководители могли с высокой трибуны, поставленной вдоль улицы приветственно помахать ручкой тысячам рядовых николаевцев, стройными рядами проходящих во время парадов в дни революционных праздников по Адмиральской с лозунгами СЛАВА КПСС!

А за плечами партийных бонз, как «подстава», как символ их «правоты» и непоколебимости власти возвышалась высокая статуя невысокого в жизни человека - Владимира Ленина.

Так что, говоря сегодня о переименовании площади, следует понимать, что одним только изменением названия здесь не отделаться. Придется кардинально менять сам замысел, саму «идеологию» площади и, конечно же, её архитектурный ансамбль.

В воздухе уже витают мысли о том, как должна выглядеть соборная площадь. Кто-то предлагает устроить на площади большой фонтан с подсветкой, а зимой – каток. Кто-то решает какой памятник водрузить на постамент вместо Ленина. Поделюсь и я своими соображениями.

Сама история доказала, что судьбу страны решают не вожди, не партии и не правительства. Сегодня, как никогда ранее, стало заметно, как жалко, беспомощно и коррумпировано наше государство. Всё вылезло наружу. Тайное стало явным. Народ больше не хочет, и не будет терпеть такого государства. Лесь Подеревьянский как-то сказал: «Нестор Махно говорил, что при таком народе государство не нужно. И мы этому свидетели, потому что государство всегда творит х…ю. И выживает только благодаря народу и гражданскому обществу»

Главной фигурой сегодня снова должен стать (пока что не стал) не вождь, а народ. Свергнув косноязычного полуграмотного последнего правителя, народ больше не собирается ставить на его место изваяние очередного вождя. Вождя просто нет! Ситуация такова, что в стране нет одного, единого для всех лидера.

Отсюда вывод и предложения:

  1. Площадь следует отдать тому, кто теперь главный – народу! Надо дать возможность людям свободно и массово собираться на площади, заполнять её из края в край. Создать условия для повседневной «тусовки» горожан на площади, а в ответственные дни - для проведения общегородского собрания - народного Вече.
  2. Раз уж так случилось, что памятник «вождю мирового пролетариата» разрушили столь не цивилизованным способом, то следует убрать и его пьедестал. Чтоб неповадно было новоявленным «хозяевам жизни» опять водрузить на постамент очередную «куклу», очередного идола.
  3. С северной стороны площади (спиной к реке) надо бы построить стационарную большую крытую эстраду «ракушку» для выступлений ораторов, приезжих музыкантов, певцов и т.д. тогда не придется каждый раз собирать – разбирать переносные эстрады и перекрывать во время праздника движение по Адмиральской.
Вот такова, вкратце, моя позиция касательно площади.

Что же касается улиц, то, думаю, здесь следует не торопиться с переименованием, а, прежде всего, сформулировать принципы, по которым вообще будут проводиться такого рода действия.

На мой взгляд, принципы должны быть таковы:

1. Вернуть исторические названия тем улицам, названия которых были «украдены» большевиками и которые были названы ими в честь коммунистических партийных вождей и деятелей революции 1917 года.

2.Отказаться от названия улиц в честь отдельных личностей или исторических событий. Особенно это касается различного рода «героев» и «революционеров». Революции – дело кровавое и они редко бывают «бархатными» и, еще реже, делаются в «белых перчатках». Обратите внимание, что тех, кого еще 20 лет назад называли героями, сегодня именуют «кровавыми палачами». Такая же участь лет через 20 – 30 может ожидать и тех, кого именуют героями сегодня. Ведь любая революция, любая война – это кровь! А «герои», как правило – покойники…

    3. Вопрос об увековечивание имени человека в названии улицы рассматривать только в порядке редчайшего исключения и не ранее, чем через 20 лет после его смерти (мемориальной доски в данном случае – вполне достаточно).

    Вопрос о переименовании любой улицы вначале выносить на общегородское обсуждение и с обязательным персональным опросом жителей города, проживающих на данной улице.

    4. Самый важный принцип: не переименовывать улицу до тех пор, пока на ней не будет проведено полное благоустройство: уложен асфальт (бетон, булыжник), разбиты клумбы, газоны, поставлены урны, скамейки для отдыха, сделана свежая дорожная разметка и т.д. В противном случае новое название будет полностью дискредитировано «старыми дырками» в заборах, тротуарах, на дорогах. Ведь не стоит «перекрашивать в новый цвет» старый истлевший забор, который, того и гляди, повалится и придавит новоявленных маляров. Переименовывать улицу без её ремонта – значит опять делать то же самое, что делали коммунисты в период загнивания Советской империи – вместо того, чтобы ремонтировать обветшавшее городское хозяйство, загораживали старые облупившиеся стены яркими фанерными щитами с лозунгами «Миру мир!», или «Вперед, к победе коммунизма!».

      Моё предложение – смотреть не в историческое прошлое, а в будущее.

      С уважением и надеждой на благоразумие.


      P.S. Когда статья была уже готова, пришло сообщение, что Верховна Рада приняла закон, приравнивающий советскую символику к нацистской и запрещающий и то и другое. Вот интересно, что теперь делать с честно заработанными почетными грамотами, хранящимися у каждого из нас с советских времен? С медалями ветеранов, боевыми знамёнами, под которыми нашу землю освобождали от нацистов? Что делать с тысячами мемориалов советским воинам, на которых сплошь и рядом звезда, серп и молот? Особый привет тем, кто продаёт значки и монеты. На большинстве изделий советского периода - серп, молот или еще хуже - барельеф дедушки Ленина. Торговлю значками, при желании, теперь вполне можно толковать, как "распространение" запрещенной символики. При советах можно было схлопотать срок за тризуб, теперь вполне можно схлопотать срок за серп и молот. А тем временем по дорогам уже совсем невозможно ездить, по тротуарам - ходить. Везде сплошная яма! Яма справа и слева, яма позади и, самое худшее - яма впереди. Этот закон - наглядная демонстрация того, как политика в очередной раз взяла верх над здравым смыслом.
      Р˜СЃС‚РѕС‡РЅРёРє:http://novosti-n.org/analitic/read/2092.html