Monday, July 20, 2015

По улице Высоцкого на мост Немцова?

http://www.lgz.ru/article/-16-6506-22-04-2015/po-ulitse-vysotskogo-na-most-nemtsova/

К вопросу о московской топонимике


В ходе «Прямой линии» с Президентом России Владимиром Путиным в числе других был задан вопрос, знает ли он, что в Москве нет улицы Владимира Высоцкого. Мол, 35 лет прошло со дня смерти поэта и артиста, а в Москве нет улицы его имени. И ничего нельзя сделать. «Может быть, – следовал далее прозрачный намёк, – когда-нибудь и «мост Немцова» будет переименован…»
Конечно, к московской топонимике есть немало вопросов. Этому в своё время, как я хорошо помню, была посвящена статья Юрия Полякова «Где проспект Ивана Калиты?» («ЛГ», № 27, 2012). И на заданный в заголовке вопрос сразу давался ответ: «Нигде».


Впрочем, не повезло не только Ивану Калите. Можно напомнить, что в Москве есть бульвар, названный в честь латышского классика Яна Райниса, есть улицы, которые носят имена литовской поэтессы Соломеи Нерис и её земляка, баснописца Кристионаса Донелайтиса. И конечно, это очень хорошо, что в российской столице увековечена память об этих замечательных писателях. Но почему-то нет даже переулочка, который носил бы имя великого русского баснописца Ивана Андреевича Крылова. Обойдена вниманием и Марина Цветаева. Нет на карте города улиц, площадей или мостов, которые носили бы имена Загоскина, Кустодиева, Шаляпина, Салтыкова-Щедрина, Блока, Петрова-Водкина, Прокофьева, Улановой, Чайковского (была – теперь Новинский бульвар), Мейерхольда, Тукая... Можно перечислять и перечислять. В упомянутой статье говорилось также: «Даже о Высоцком забыли, а жил он на Малой Грузинской, напротив кафедрального костёла. Может, достаточно одной Большой Грузинской?»
И всё-таки, честно говоря, Владимир Семёнович Высоцкий – не самый обделённый из любимых народом и заслуживающих доброй памяти личностей. В его честь ещё 25 июля 1995 года был открыт памятник в центре Москвы на Страстном бульваре. А, скажем, Борису Пастернаку, 125-летие которого недавно отмечалось, памятника в Москве нет, и в городской топонимике имя нобелевского лауреата не замечено. Может, посчитали, довольно и того, что улица его имени есть в деревне Рассказовка микрорайона Переделкино? Это ж ближнее Подмосковье! И то соль… Вон улицы или переулка Михаила Булгакова вообще нет в Москве или Подмосковье, хотя есть Дом-музей на Садовом кольце… Но главное, конечно, что того и другого как читали, так и читают, как любили, так и любят.
С политиками топонимика ещё более крута. Уже столько было переименований, движений туда-сюда-обратно, что у старых москвичей голова может пойти кругом. Вот и «мост Немцова» всплыл… Сороковины совсем недавно отмечали после его убийства, ещё слёзы не у всех близких высохли, ещё следствие далеко от завершения. Не говорю уж о том, что история не сказала своего слова. Не случайно же существует порядок – должно пройти минимум 10 лет, чтобы после смерти или гибели того или иного человека мог быть поднят вопрос об увековечивании его памяти в географическом названии. Для чего же на встрече с президентом задавался вопрос на эту тему? Вряд ли задававший его главред крупной радиостанции не знал о существующем правиле. По рангу хоть догадываться был должен. Так что, видно, не только о любви к другу и соратнику тут речь… Да и то, что происходит вокруг места преступления на Большом Москворецком мосту, это вообще отдельная песня. Хотя всё вроде бы абсолютно ясно: дорог тебе человек, память о нём – пойди с цветами или со свечой на его могилу, тихо поклонись ...
Как бы там ни было, властям столицы стоило бы, наверное, как-то остановиться, наконец, провести тотальную ревизию на­именований и выработать жёсткие правила, отступать от которых было бы не позволено никому. Владимир Путин, отвечая на вопрос, сначала верно заметил: «Вы знаете, что это прерогатива местных, региональных властей, в данном случае московских властей». Но потом пообещал всё-таки поговорить с мэром по поводу улицы Высоцкого...
Михаил СИДОРОВ, учитель русского языка и литературы