Tuesday, May 5, 2015

Я и мое имя

http://torbeevo.smotnik.ru/feed/item/14663-2015-01-16

Традиционные дохристианские личные имена и обычаи у мордвы стали объектом исследования ученых сравнительно недавно, что, в первую очередь, было обусловлено недостаточной изученностью мордовского антропонимикона.
В последнее время доктором исторических наук, профессором Н. Ф. Мокшиным и другими учеными были предприняты некоторые шаги по сбору, систематизации и публикации этого важного слоя мордовской лексики, являющегося ценным источником информации о культуре и быте мордовского народа, его контактах с другими народами.
Дохристианский именник мордвы состоял по преимуществу из самобытных имен, хотя, разумеется, включал и ряд заимствованных из других языков - славянских, арабских, тюркских и др. Он был весьма обширен и насчитывал более тысячи имен. Основа традиционных мордовских личных имен обычно обозначает или черту характера (Кежай, Кежут, Кежапа от Кежай «злой», Паруш от паро «хороший») или передают отношения к нему окружающих, чувства родителей (Вечкан, Вечкенза от вечкемс «любить»), или называют месторождения ребенка (Паксяй, Пакстян от пакся - «поле», Виряс, от вирь - «лес») и т.д. Иными словами, собственные мордовские имена образованы от соответствующих аппелятивов. У мордвы бытовали также имена с основами, обозначающими названия животных, птиц, деревьев и пр. Например, Овтай «медведь», Пиняй, Пиняс от пине «собака», Каргай, от карго «журавль». Компонентами, при помощи которых в мордовских языках образуются личные имена служили окончания - ай (яй, ас) - яс - мас, аш, апа, ян, ат, кша, яка, - дей, и др.
Наиболее ранние сведения о мордовских дохристианских именах содержатся в древнерусских летописях XIII - XIV веков. По подсчетам научно-исследовательского института языка, литературы, истории и экономики Мордовии, древне-русские летописи донесли до нас три мордовских личных имени - Пургас, Мокший и Кирдяпа. В исторической науке долго бытовало мнение,, будто мордва, огражденная — де от остального мира дремучими лесами, в прошлом мало вступала в контакты с другими народами, особенно восточными и южными районами. Изучение археологических, антропологических, этнографических и иных материалов показывает, что мордовский этнос как при формировании, так и в процессе дальнейшей своей истории находился в генетических и культурных связях с другими этносами.
Но более интенсивными они становятся в период существования Волжской Булгарии - первого раннефеодального государственного образования Волго-Камья, возникшего на рубеже IX - X вв. От тюрков мордва первоначально воспринимала домусульманские имена. Судя по этим документам русского делопроизводства XVI - XVIII веков, из домусульманских имен наибольшее распространение среди мордвы имели следующие: Акай, Акчура, Алай, Бабай, Базар, Булай, Сайгуш и т.д. В мордовской среде бытовали и женские имена, воспринятые от тюркских народов, особенно татар: Дугай, Мурзайка, Сардая. Давние связи мордвы с русскими привели к тому, что еще среди «языческой» мордвы стали распространяться древнерусские языческие имена. Из русских некалендарных имен наиболее популярными были: Бажай, Беляй, Дружина, Русин, Чудай, Ширяй и др. Еще до христианизации мордва воспринимала от русских и христианские (канонические) имена, что подтверждается письменными документами. Воспринимая от русских христианские имена, мордва адаптировала их соответственно закономерностям своего языка. Так на мордовском-эрзя языке Авдотью стали называть Олдай, Марью - Маре, Николая - Миколь и т.п. Спустя какое - то время русское(христианское) имя стало выступать на первом месте, а мордовское отошло на второе и, наконец, русское имя заменило мордовское, которое могло еще бытовать в качестве прозвища. Введение в мордовскую среду имен, а затем и фамилий русского образца было связано не только с христианизацией, но и с потребностями государственного делопроизводства, т.к. именная путаница затрудняла учет населения, раскладку и сбор налогов, ведение судебных дел, розыск беглых крестьян. Поскольку отчествами или прозвищными отчествами у мордвы до крещения чаще выступали собственно мордовские личные имена, они и оказывались закрепленными в основах, произведенных от них фамилий (на -ов) Атясов, Верясов, Волгапов, на (-ев) Рузаев, на (-ин) Кшнякин, Пиксин, Пьянзин, Вешкин, на (- кин) Веряскин, Лияскин и др. В основе ряда фамилий у мордвы выступают имена, заимствованные ею в свое время от тюркских народов: Алямкин - Алям, Базаркин - Базар, Канайкин - Канай, Мустайкин -Мустай и др. Русские дохристианские имена составили также основу значительного числа фамилий, распространенных у современной мордвы: Беляйкин, Борискин, Девятаев, Чудаев и др. Но наибольшее количество фамилий у мордвы образовано на основе христианских календарных имен, в свою очередь заимствованных из Византии, древнееврейской и др. общин. Они по существу не обладают ничем специфически мордовским, кроме разве широкого бытования у мордвы. В них, как правило, наличествует уничижительный суффикс - ка. Фамилий с окончанием на (- кин) у мордвы множество: Акашкин, Алешкин, Васькин, Демкин, Дорожкин, Еремкин, Кондрашкин и т.п. Из фамилий, бытующих у мордвы в настоящее время, функцию этнического определителя в той или иной степени несут лишь те, которые содержат в своей основе дохристианское мордовское личное имя или другое мордовское слово: Вирясов, Каргаев, Паркин, Пиксайкин, Черапкин, Якомаскин и т.п.
Учитывая все это, определенно можно прийти к выводу, что в процессе взаимодействия мордовского этноса с другими народностями он терял неповторимость и самобытность своего языка и топонимики. С христианизацией мордвы этот процесс принял практически необратимый характер.
В. СЯТКИН,
преподаватель колледжа ММП.