Wednesday, June 24, 2015

В парламенте Кыргызстана призывают отказаться от написания фамилий по-русски

http://asiarussia.ru/news/6358/

Как, скажи, тебя зовут?


"Киргизы вернулись к "русским" фамилиям" с плохо скрываемым торжеством заявляет один из консультантов российского политика Жириновского и партии ЛДПР в Средней Азии г-н Хлюпин, ссылаясь на новость о том, что депутат Кыргызского парламента Нуркамил Мадалиев предложил поправки в действующее законодательство страны с целью "упорядочить написание фамилий и отчеств в соответствии с национальными традициями".
Как уточнила специально для АРД парламентский журналист, автор новости Айзада КУТУЕВА: «Законопроект просто дает людям выбор: иметь фамилию с прибавкой «тегин» (для мужского пола) и «кызы» (для женского), в соответствии с национальными традициями, или иметь фамилию с окончанием -ев и -ов, говоря условно, по-русски.
Мы никого не принуждаем менять свои фамилии. Была проведена конференция по данному вопросу, по итогам которой сделан вывод, что очень непрактично, когда в документах написано «уулу», «кызы». Это и не фамилия, и не отчество. У таких граждан возникают проблемы при выезде за рубеж, поэтому многие стали менять свои данные. Законопроектом  депутаты хотят утвердить эти прибавки к фамилиям».

«Внесение этих поправок является одним из факторов, создающих предпосылки для сохранения кыргызов как нации, их самобытности и культуры», – резюмировал Нуркамил Мадалиев, напомнив, что слово «фамилия» взято из латинского языка и обозначало «рабы», а с приходом советской власти это понятие распространилось и в Кыргызстане «вместе с формами структуры написания фамилий русского народа (-ов, -ев)».
Непосредственным поводом для законодательной инициативы послужило то, что в 2014 году в Кыргызстане родилось 150 тысяч детей, из них родители только 300 малышей захотели вписать национальный вариант фамилии и отчества.
Такая же ситуация в сфере этнической ономастики прослеживается и в российских регионах. В Туве на запрос АРД, специалисты управления ЗАГС республики предоставили устную информацию о том, что национальная версия написания отчества "оглу", "кызы" теряет среди тувинцев свою популярность в сравнении с 90-ми годами.
Все чаще, став совершеннолетними, молодые граждане обращаются за сменой документов в связи с желанием поменять отчество на "-овна", "-евна", вместо данных родителями в 90-х "оглу" ,"кызы". Объяснение одно: при обучении и работе за пределами республики возникают конфликтные ситуации, вызванные тем, что российских граждан имеющих "нерусское отчество" путают с трудовыми мигрантами из СНГ, со всеми вытекающими отсюда (и всем известными) проблемами дискриминации.

В соответствии с национальной традицией в 1996 году в Туве был принятзакон, предусматривающий применение "оглу" и "кызы”  в значении отчества. “Заимствованные имена из монгольского, тибетского языков и санскрита, вошедшие в активный словарный запас тувинского языка, пишутся в традициях тувинской орфографии” – говорилось в законе. А с поправками 2010 года, при желании, «оглу» и «кызы» законодательно стало возможным добавлять даже к европейским именам.
В Якутии, позже всех национальных регионов приступившей к оформлению национальных традиций в имянаречении – прибавлением к имени отца слово «уола» (для мальчика) или «кыыhа» (для девочки) – ряд положений законопроекта вызвал у прокуратуры претензии. В результате дискуссий была разработана пятилетняя Госпрограмма «Сохранение, изучение и развитие государственных и официальных языков в Республике Саха (Якутия)» с планами по изданию "Справочника якутских имен для широкого круга населения". 
В Татарстане "Семейным кодексом" установлено, что отчество может быть присвоено путем прибавления слова "улы" (для ребенка мужского пола), слова "кызы" (для ребенка женского пола). А фамилия, с учетом национальных традиций, может быть произведена от имени отца или деда ребенка. Супруги так же могут отказаться от русифицированного варианта фамилии и переделать ее на исторический лад, то есть сократить Башарова до Башар, например.
В  Бурятии закон  "О праве граждан на присвоение фамилии, имени и отчества в соответствии с бурятскими национальными обычаями при регистрации рождения ребенка" был принят в 1999 году. Но действует он не для всех бурят, права пользоваться им лишились, например, жители Агинского автономного округа, присоединенного к Читинской области.
Но и сегодня в Бурятии "можно встретить население, которое называет имена своих предков по мужской линии до двадцать пятого поколения", утверждает Бальжин Ендонов. По составленной им хронологии, первые исконно бурятские имена: Бато-Жаргал – «крепкое счастье», Зоригто – «смелый, храбрый», Сэсэгма – «цветок» появляются в 40-е годы, в период репрессий и гонений на религию.
Исследователь отмечает обилие двойных имен, заимствованных из тибетского и санскритского языков: Бадма-жап – «защищенный лотосом», Раднажап – «драгоценное убежище», Цыден-Дамба – «святая, крепкая жизнь», Генин-Доржо – «алмазный друг», Цырен-Ханда – «шествующая по небу, долгая жизнь». 
"Выбор имени – чрезвычайно ответственный и важный шаг человека. Так, ламы не советуют давать детям имена рано умерших или погибших родственников. Бурятский именник сложился с момента проникновения буддизма в Россию и с тех пор претерпел мало изменений. В основном это заимствования из тибетско-санскритского языка. Собственно бурятские имена появились в 30-е гг., и в настоящее время занимают ведущие места" – отмечает автор. 
Еще один бурятский краевед, просветитель Лодон Линховоин  (1901-1979) в 1969 году писал о национальных именах и фамилиях: "... Никто не имеет ни юридического, ни какого-либо другого права жонглировать как своим, так и чужим именем, произвольно менять и коверкать их. К сожалению, такие явления довольно часто стали встречаться в бурятском языке. Как известно, в бурятском языке нет родов. Женские имена имеют такие же окончания, как и мужские: Дыжид, Удбэл, Цырэмжид и т. д. Особую, надо сказать, большую группу составляют женские имена тибетского происхождения: Дулма, Дарима, Лxама и т. д. Но конечное а姣 в них не является признаком рода. И вот представительницы прекрасного пола, ничтоже сумняшеся, стали присовокуплять это окончание, ввиду некультурности, упущенное их предками в течение веков: Оюун стала Оюуна, Чимид— Чимита, Цырен — Цырена и т. д. 
На мой взгляд, такое беспринципное смешение в одном слове бурятского и русского является ничем иным, как произволом. Обладательницы названных выше имен, видимо, решили, что все у них должно звучать по-русски. Им остается, если они знают родной язык, к существительным бурятского языка, обозначающим одушевленные предметы женского рода, говорить эжа вместо эжы, эгэша вместо эгэшэ.

Милые девушки, может быть, додумаетесь до таких выражений: энэ басагана, тэрэ үнеэна? Многие девушки в такой же мере безответственно и легкомысленно меняют свои имена. Лет 15 тому назад в одной школе стали заполнять аттестаты зрелости. Тут обнаружилось, что девушка, в течение 10 лет бывшая Марией, по свидетельству о рождении и по паспорту оказалась Долгор. Происхождение имени Мария девушка объяснила тем, что при ее поступлении в школу учительница, бурятка же, сказала: Теперь ты не Долгор, а Мария. 
После этого случая я поинтересовался, нет ли других таких фактов, и нашел, что чуть ли не половина учащихся, имеющих русские имена, были перекрещены учителями при поступлении их в школу. Спрашивается, кто дал право этим учителям самовольно, даже без разрешения, иногда вопреки желаниям родителей, менять детям их имена? Это, если не преступно, то в высшей степени безответственно. Как среагировала бы учительница, если директор школы вдруг стал называть ее совсем другим именем? Человек должен значиться под своим — русским или бурятским — именем, которым его нарекли при рождении. Он может изменить его, лишь оформив это законным порядком. 
Ничем необъяснимо и появление перед окончанием многих бурятских фамилий наращений -е и -у, не попадающих ни под какие грамматические правила. Фамилии в бурятском языке образуются от имен предков через грамматические окончания: Базар — Базаров, Доржи — Доржиев. Но откуда стали появляться наращения -е в фамилиях от имен Эрдэни — Эрдэнеев, Аюши — Аюшеев, Доржи — Доржеев, и наращение -у в фамилиях Батуев от Бато, Абидуев от Абида, Жамсуев от Жамса, не говорят же Бадмуев, Нимуев? А в русском языке, из которого взяты окончания -ов, -ев, нет же окончаний -еев, -уев. Некоторые из этих написаний, как бы неправильны ни были, существуют давно, поэтому, возможно, их трудно выправлять, но большинство из них могут быть совершенно безболезненно приведены в соответствие с законами языка..." – выразил пожелание знаменитый учитель.
В тувинской истории есть неповторимые имена, в буквальном смысле, его обладатели не только самые известные тувинцы, но и носители единственного имени.
Поэт, прозаик, драматург, публицист, переводчик, член Союза писателей СССР и России Кызыл-Эник Кыргысович Кудажы 
Народный писатель Кызыл-Эник Кудажы (1929-2006), чье имя переводится как "красный, новорожденный, голый щенок" историю о своем имени рассказывал так: "... У вас в год Змеи родится мальчик. Его назовёте Кызыл-Эник, чтобы его «чёрт» не трогал. Зовите его «дочкой», не одевайте в мужскую одежду, пусть ходит в длинном тувинском халате, волосы растите, пусть ходит с косичками». Перед отъездом родителей богини сказали им очень важную вещь: «Как приедете домой, под койкой найдёте шкуру змеи, храните её в подушке, никому не показывайте. Мальчик родится с отметинкой, то есть с родимым пятном на плече, это тоже надо скрывать от людских глаз. Дорогой заедете в соляный карьер «Дус-Даг» за солью, когда родится у вас ребёнок, часто давайте ему лизать кусок соли, чтобы мальчик был языкастым".

О важности выбора не только пресловутого "жизненного пути", но имени, которым тебя нарекли, рассказывал при мне еще один Народный писатель Тувы, поэт Черлиг-оол Куулар чье имя, по одной из версий переводится как "черлик" – бродяга, дикарь. Выступая перед молодыми читателями, он поделился своим наблюдением, что массовые, тиражируемые имена стирают индивидуальность, лишают человека голоса, даже воли. "Посещая места лишения свободы в составе различных комиссий я встречал множество мужчин с одинаковыми, безликими повторяющимися именами и фамилиями, их судьба оказывалась такой же предсказуемой, как и среднестатистическое имя.
Не случайно в нашей культуре придавали особое значение выбору имени, это важный и ответственный акт, в котором учитывалось множество факторов. Ребенку давали прозвище, имя-обманку, чтобы запутать недобрых духов. И лишь потом, по мере проявления его характера и склонностей нарекали постоянным именем. А сейчас родился, сразу родители пошли в ЗАГС и записали одним из безликой тысячи "Мергенов", "Орланов", "Буянов". Хорошо, не из миллионов "Сергеев", "Коль", "Петь", если выбираешь тувинское, а не популярное русское имя".
Писатель напомнил про коллегу и друга Кызыл-Эника Кыргысовича и смеясь, признался, что людей с такими именами,  как у них, он нигде больше не встречал, главное, что среди нарушителей закона таких – точно нет.
Фольклорист, поэт, прозаик, критик Куулар Черлиг-оол Чышкынмаевич
Несмотря на то, что в строгом смысле нет прямой зависимости от того, как переводится твое имя и какой графикой оно изложено, современные реалии свидетельствуют о том, что это важно для миграционной и паспортной служб, для российской полиции, для потенциальных работодателей, что влияет на сугубо языковую политику и законы функционирования языка, сужая или расширяя сферу его влияния.
 
Как подчеркнул кыргызский депутат, инициировавший поправки: «Фамилия – это наследство, передающееся из поколения в поколение, оставленное своим потомкам. Фамилия объединяет несколько поколений и свидетельствует о родстве. Внесение этих поправок является одним из факторов, создающих предпосылки для сохранения нации, самобытности и культуры». 
Что касается общественного мнения, то большинство опрошенных кыргызстанцев – за использование в паспортах национальных форм отчества, "хотя это создает проблемы нашим мигрантам в России, из-за этого затруднен прием на работу" – признался один из собеседников АРД в Бишкеке.